Столетняя война Битва при Креси

Чудом избежавшая монгольского нашествия, средневековая Европа погрузилась в пучину изнурительной Столетней войны. В 1337 году Англия и Франция столкнулись в бесконечной серии кровавых стычек и сражений, длившихся 116 лет! (1337 – 1453). Одним из важнейших сражений начала Столетней войны, стала битва при Креси. 26 августа 1346 года, у местечка Креси в северной Франции, сошлись две королевские армии. Французская - под предводительством короля Филиппа VI (Счастливого) и английская, во главе которой стоял король Англии Эдуард III.

Филипп VI – король Франции, привел под Креси, значительные силы. С ним был почти весь цвет французского рыцарства: 11 графов и герцогов, в том числе Шарль граф Алансон (брат короля), Луи Де Невер (граф Фландрский), Луи Де Шатийон граф Блуа (племянник короля) и многие другие именитые вассалы. В состав французского войска входили так же наемные генуэзские стрелки-арбалетчики.  Всего численность французской армии составляла около 30 000 человек. Им противостояло около 12 000 английских воинов.

Сражение при Креси
26-27 августа 1346 г.


Битва при Креси 26 августа 1346 г. – одно из самых известных сражений в Средневековой истории. Это первое генеральное сражение, в котором новая английская тактика комбинированного использования лучников и спешенных рыцарей была применена против больших масс рыцарской конницы. В Битве при Креси впервые пехота победила конницу. Это привело к значительным переменам в военной тактике.



         26 августа англичане после утренней мессы не спеша построились и стали ждать французов, дисциплинированно и в полном спокойствии. Эдуард
III занял наблюдательный пост на мельнице на вершине холма, рядом в круг были поставлены повозки с запасами стрел. Внутри круга повозок поставили лошадей. Сразу за повозками на склонах холма построились отряды лучников, между ними – спешенные рыцари и копейщики. Предполагают, что и впереди, а возможно, и сзади спешенных рыцарей было поставлено по одной шеренге лучников. Фланговые отряды лучников несколько выдавались вперед, чтобы их секторы обстрела перекрывали друг друга.
Англичане делились на три больших отряда ("баталии"). Правофланговым отрядом формально командовал принц Уэльский, фактически же опытные графы Уорвик и Оксфорд, а также Годфруа д'Аркур. Согласно Фруассару, в него входили 800 спешившихся латников, 2000 лучников и 1000 других, включая валлийцев. Левофланговым отрядом из 800 латников и 1200 лучников командовали графы Арундел и Нортгемптон. Сзади и ближе к центру стояла игравшая роль резерва баталия самого Эдуарда III; в нее входило 700 латников и 2000 лучников.

Таким образом, по хронике Фруассара англичан было 8500 (2300 латников, 1000 валлийцев, 5200 лучников). Некоторые английские исследователи, основываясь преимущественно на списках получавших жалованье в начале и конце похода 1346 г., дают более высокие цифры – 12, 15 и даже 20 тысяч человек, но достаточных оснований сомневаться в данных Фруассара нет (хотя он мог и не учесть охрану обоза и находившийся при нём вспомогательный персонал: ремесленников, пажей и слуг). Надо также учитывать, что ширина поля боя не превышала 1500 м, и в одной шеренге не могло разместиться более 1,5-2 тысяч человек.
Само по себе построение в три баталии вполне стандартно для Средневековья; примечательно, что точно так же была поделена французская армия при Куртре в 1302 г. Отличие присутствует на тактическом уровне, а также в том, что английский боевой порядок был рассчитан на оборону, а не наступление. Фруассар утверждает, что все английские рыцари спешились; по утверждению Виллани, некоторая часть их была верхом. Перед своим фронтом англичане успели вырыть большое количество узких и глубоких ям, предназначенных для того, чтобы лошади ломали в них ноги (фут в длину, ширину и глубину). Использование таких заграждений свидетельствует о том, что у английского командования не было полной уверенности, что его лучники смогут остановить французскую атаку. Левый их фланг защищал лес Водикур, правый – лес Креси.
В девять утра Эдуард объехал ряды своих войск, подбадривая воинов и смеясь вместе с ними, "делая даже трусов героями", как пишет Жан ле Бель. После этого англичане позавтракали, а затем легли на землю, чтобы быть более свежими к моменту битвы.
В свою очередь, после рассвета 26 августа 1346 г., в субботу, Филипп VI вышел из Абвиля, чтобы отрезать англичанам дорогу на север. Он ехал впереди с главными командирами, авангардом и своими личными войсками, огибая с востока лес Креси. Сзади, с неравномерными интервалами, шли отряды остальной французской конницы, генуэзские арбалетчики, и за ними медленно брели нестройные толпы обычной пехоты. Полагают, что из-за больших размеров армии и крайнего беспорядка только на ее выход из Абвиля ушло полдня. Во все стороны были посланы разведчики. Когда король был в 10 км от Абвиля и примерно в 15 км от Креси, он получил первые донесения о местонахождении англичан. Тогда он решил остановиться, чтобы подтянулись отставшие войска, и послал новую разведывательную партию из четырех рыцарей во главе со швейцарцем Анри ле Муэном, служившим богемскому королю. Англичане не мешали им осматривать свое расположение. Ле Муэн вернулся около полудня, доложил о трех английских баталиях и посоветовал заночевать в поле и отложить сражение на следующий день, поскольку французская армия сильно растянулась, и пока ее удастся собрать и построить, наступит вечер и воины уже устанут от марша и перестроений. Король согласился с ним и послал двух маршалов вперед и назад, чтобы они остановили войска. Передовые французские отряды были уже в 5 км от англичан.
Передние остановились, но задних остановить не удалось. Многие рыцарские отряды, будучи уверены в быстрой и легкой победе, возобновляли движение, как только маршал проезжал мимо. Другие, видя, что сзади продолжают прибывать все новые отряды, думали, что был дан контрприказ, и также трогались в страшной суматохе и беспорядке, в конце концов упираясь в передние отряды и пытаясь их обойти. В шуме, гаме и пыли королю и его маршалам удалось кое-как перегруппировать эту мешанину пехоты и конницы в три соединения.
          Современные ученые всякий раз приводят цифры от 20 до 30 тысяч, когда говорят о численности французской армии. Впрочем, новейшие исследователи оценивают численность французских участников битвы при Креси в 20-25 тысяч, включая 12 тысяч тяжелой конницы и 6 тысяч наемных генуэзских арбалетчиков. Возможно, на эту оценку повлиял тот факт, что большая часть пеших городских ополчений опоздала и в сражении 26 августа не участвовала. Средневековую цифру численности французской кавалерии современные ученые практически не ставят под сомнение – вероятно, рыцарские контингенты реально пересчитывались (в отличие от пехоты). Все вышеприведенные цифры относятся только к боевому составу армии. С различными слугами и пажами численность французского войска может быть значительно больше, но в бою они обычно не участвовали, тем более, в таком чисто оборонительном для англичан бою, как при Креси. Поэтому их можно не учитывать.
Итак, в 5 или 6 часов вечера (по другим версиям, в три часа) французскому королю и его приближенным удалось кое-как перегруппировать свои войска. Недолго думая, Филипп приказал генуэзским арбалетчикам выдвинуться вперед и атаковать. Те устали от почти 30-км марша по жаре, к тому же заходящее солнце светило им прямо в глаза (и в спину англичанам). Что еще хуже, их щиты-павезы остались в далеко отставшем обозе. Не стоит забывать, что полное снаряжение генуэзского арбалетчика весило 40 кг, и его невозможно было полностью тащить на себе. Поэтому они медлили выполнить приказ, вызывая недовольство у рыцарей графа Алансона. В это время разразился сильнейший ливень с громом и молнией, превратив подножие холма в болото. Дальнобойность арбалетов резко снизилась из-за намокания тетивы, снизилась и скорострельность, поскольку из-за разбухания дерева механизм заряжания легко заедает. В отличие от лука, тугую арбалетную тетиву невозможно заменить без специального станка. По оценке французского исследователя Средневековья Эжена Виолле-ле-Дюка, в данных условиях дальность стрельбы лука достигала 250 м, а арбалетов – только 150 м. Тем не менее, когда выглянуло солнце, арбалетчики двинулись вперед с громкими криками и начали стрелять. Англичане ответили градом стрел, "таким густым, что он казался снегом". Согласно некоторым текстам хроники Фруассара, им помогали и пушки. Не имеющие павез и не защищенные доспехами генуэзцы обратились в бегство. Но они столкнулись с французскими рыцарями, нетерпеливыми атаковать и яростными.
Было уже 7 часов вечера (есть, впрочем, версии, сдвигающие этот момент на два часа раньше), когда французская кавалерия пошла в атаку, сминая генуэзцев. На скользком и грязном склоне холма образовалось месиво из медленно двигающихся вперед, спотыкающихся всадников и пытающихся пробраться сквозь их ряды обратно пехотинцев. Англичане обрушили на них ливень стрел.
Всего французы совершили 15 или 16 атак, последние, в ночной темноте, были уже совершенно бессмысленными и совершались только для того, чтобы показать свою храбрость. Очевидно, в бой вступали отставшие отряды; вероятно также, что многие участники первых атак теряли лошадей, потом возвращались, после отдыха садились на новых коней и снова шли в атаку.
Некоторым группам французов удалось добраться до английского расположения. Фруассар называет нескольких знатных рыцарей, погибших уже в рукопашной схватке на холме: графа Алансона, графа Фландрского, графа Блуа, герцога Лотарингского, графа Оксера, графа Сен-Поля. Очевидно, эти вельможи имели отличные доспехи и их кони-тяжеловозы также были сплошь покрыты броней, что и позволяло им добраться до врага. Однако, оставшись без поддержки своих слабее защищенных вассалов, они не могли долго держаться против массы англичан и были убиты. Серьезную опасность войскам принца Уэлльского удалось создать только одному отряду французских и немецких рыцарей под командованием Жака д'Эстраселя. В какой-то момент знамя принца упало на землю, но Томас Дэниэл, один из героев Кана, смог поднять его. Принц, выделявшийся высоким ростом, активно участвовал в рукопашной. Наконец, на помощь пришли солдаты графа Нортгемптона и французы были отброшены.
Памятник Принцу Уэльскому. Черному Принцу.

         По этому поводу рассказывают такую историю: принц Уэлльский послал гонца к королю за помощью, но тот отказался дать ее, сказав, что принц должен сам сегодня заработать себе рыцарские шпоры (напомним, что принцу было 16 лет, а в рыцари обычно посвящали в 21 год).
Рассказывают и о доблестной гибели слепого короля Иоанна Богемского. Его конь был привязан к коням его придворных рыцарей, вместе они пошли в атаку и все были убиты.
 
Король Филипп VI также пытался участвовать в атаке, но два коня были убиты под ним стрелами и сам он ранен в лицо. Поздним вечером он покинул поле битвы по настоянию Жана графа Эно в сопровождении только 5 баронов и немногих пеших ополченцев из города Орлеан. К утру он прибыл в Амьен. Был убит и его знаменосец (его конь попал в яму-ловушку). Королевский штандарт и главное французское знамя, Орифламма Святого Дени, так и остались на поле боя.
Если не считать отдельных вылазок между французскими атаками, англичане не пытались перейти в контрнаступление, оставаясь неподвижно на своей позиции. Наконец, к вечерне (около полуночи) французские рыцари окончательно покинули поле боя (кто мог, конечно). Тогда англичане стали праздновать победу при свете костров и факелов.

При подготовке материала
использованы статьи Дмитрия Уварова
"БИТВА ПРИ КРЕСИ (1346 г.)
И ВОЕННОЕ ДЕЛО НАЧАЛА СТОЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ"

из открытых источников в Интернете